Нам всего-то по восемь,
Что не знаем — то спросим:
«Извините, пожалуйста, где туалет?»
У нас чуть больше часа,
Мы идем после баса —
«Анжелика Степановна,
а нам можно в буфет?»
Но в буфет невозможно,
Потому что не нужно,
Потому что нам лучше поразмяться пока,
Потому что вчера как-то очень недружно
Мы работали номер на концерте в ДэКа…

Через час мы готовы,
И — ни вздоха, ни слова —
Мы влетаем на сцену
В ослепительный свет.
Чуть левее и прямо,
И ни папы, ни мамы,
И захлопали в зале,
И спасения нет.
Сбоку щелкнул фотограф —
Мы отпрянули, вздрогнув,
И под взглядами сотен
Незнакомых людей — Онемев от испуга,
Мы вцепились друг в друга —
И нам грянули «Маленьких лебедей»…

А когда мы очнулись —
Доски сцены качнулись,
И мы поняли: все! Уже можно бежать!
Зал рыдал от восторга,
Хлопал громко и долго,
И мы очень боялись, что заставят опять.
Мы по опыту знали,
Что, когда станцевали,
Нужно — сразу, быстрее —
Добежать до кулис:
Мы почти что успели,
Мы почти добежали,
Но чуть-чуть опоздали —
Нас вернули «на бис».
И уже не спастись —
Ни слезами, ни бегством,
Потому что концерт —
для почетных гостей…

Это самое страшное,
что я помню из детства:
Танец маленьких лебедей.

P.S. Уже пару лет это мое любимое стихотворение. И нигде не могу найти Горбовскую в печатном варианте :(

/wp-content/uploads/2008/12/d0b1d0b0d0bbd0b5d180d0b8d0bdd18b1.jpg/wp-content/uploads/2008/12/d0b1d0b0d0bbd0b5d180d0b8d0bdd18b1.thumbnail.jpgGalyaBFriday 13литература
Нам всего-то по восемь, Что не знаем - то спросим: 'Извините, пожалуйста, где туалет?' У нас чуть больше часа, Мы идем после баса - 'Анжелика Степановна, а нам можно в буфет?' Но в буфет невозможно, Потому что не нужно, Потому что нам лучше поразмяться пока, Потому что вчера как-то очень недружно Мы работали номер на концерте в ДэКа… Через час мы...